Как избавиться от лудомании (игровой зависимости)

Лудомания - Как избавиться

как избавиться от лудомании (игровой зависимости)

Жил обычный человек. Скучная серая простецкая жизнь. Естественно бывают положительные всплески, естественно отрицательные. Белая, чёрная, серая полосы. Возможно, иногда бывают какие-то неприятные случаи в жизни, смерть родственника или болезнь какая-то. И видя какую-то аналогичную ситуацию, у него всё в нутрии начинает сжиматься. Его начинает колбасить.А бывают и положительные ситуации. Настолько яркое и запомнившееся впечатление, которое естественно откладывает отпечаток. Человек жил, жил, жил. Работа, семья, дети. Работа, семья, дети. Поход на шашлыки, максимум впечатлений. Ну, баня.

И тут либо его приглашают друзья, либо он сам случайно заходит в казино. Хочется новых впечатлений. Или жизнь задолбала и хочется выиграть крупную сумму денег. Человек идёт и может не выиграть. Но всё равно. В казино и в игровых автоматах создаётся специальная атмосфера, чтобы люди туда приходили вновь и вновь. Там всё создаётся, чтобы человек терял чувство времени и реальности. Нет окон. Если и есть, то они затемнены, чтобы человек не видел какое время суток. Там нет часов, чтобы человек не смотрел на часы, и не знал, что он играет уже два, три часа.

Большинство лудоманов начинают с того, что они в самом начале выигрывают. Пусть не сразу даже, но всё равно, через какое-то время они выигрывают. Расхожая пословица, что новичкам везёт. 300, 500 рублей, некоторое даже несколько тысяч. Но главное, что они выигрывают. И положительные эмоции от выигрыша, от новизны ощущений ассоциируются со всей этой обстановкой. Игровые ли это автоматы или зелёное сукно стола, или мелькающие картинки на автоматах. Окружающие картинки накладываются на положительные впечатления от выигрыша. А потом человек делает просто как та крыса, которая жала на педальку, чтобы испытать новую порцию положительных впечатлений. Даже если человек в дальнейшем и не получает положительных эмоций, т.е. он хронически начинает проигрывать, тем не менее вот этот вот первый эмоциональный всплеск является определяющим для всего остального поведения.

Нас в детстве не учили, что если у тебя что-то не получается, остановись, подумай и сделай по-другому, чтобы получилось. Испытай новые варианты. А нас же, как учили: если ты ломишься в дверь, а она не открывается – подёргай за ручку. Если не открывается ручка – пни ногой. Если и после этого не получается – разбегись и ударь в дверь плечом. Если и так не получается – возьми кувалду, ну и т.д. Вот так же и с лудоманией. Вместо того, чтобы остановиться, проанализировать ситуацию, да не выигрывается, да, надо заняться чем-то другим, да уже положительные эмоции не поступают – он продолжает как белка в колесе бегать по замкнутому кругу. И чем больше негативных эмоций он на самом деле испытывает, тем с большим остервенением он стремится играть.

Любовь, лудомания, алкоголизм – выбери свое!..

Почему он не может это всё контролировать? А вас учили в детстве контролировать свои эмоции? Вообще кого-то учили? Положительные или отрицательные. Вот «любовь», например. Это же тоже эмоция. Девочек и мальчиков учат контролировать «любовь»? Даже наоборот, говорят что «любовь это то, что сделает тебя богатой без денег». В нашей культуре не принято контролировать эмоции. Принято считать, что эмоции это «хорошо», особенно такие «светлые» как «любовь» и т.п. И соответственно никто не умеет контролировать свои эмоции. Просто если тебе изначально везёт, и ты получаешь положительные эмоции, ну, к примеру, становишься художником, или скульптором, или композитором, и реализуешь приток положительных эмоций за счёт творчества. Здесь все разводят руками: «Ну, какой гениальный!». А если ты пардон муар вляпался в дерьмо, и черпаешь эмоции из «несчастной любви», т.е. хронически посылаем, хронически ставят тебе роги, но всё равно «я её люблю!». Хоть ты тресни. Хоть она там гуляет направо налево, и её не пялил только тот, кто не успел, но «я её люблю!». Или «его». Эмоциями никто не умеет управлять, ни девочки, ни мальчики. Просто так повелось, что женщины больше попадаются на крючок «любви». Это самый распространённый наркотик. Самая распространённая мания у женщин – это «мания любви». А мужчины как-то считаются менее эмоциональными, хотя на самом деле они так же эмоциональны, просто они черпают эмоции в другом. В азарте, как вариант.

Какие ещё бывают мании. Это может быть любой вид деятельности, связанный с сильными эмоциями. Например, человек занимается сёрфингом. Казалось бы спорт. Но сколько сёрфингистов остаются без ног! Грубо откусываются акулами. Постоянно показывают по TV. Но, тем не менее, занимаются сёрфингом? Занимаются. Потому что несмотря ни на каких акул – сёрфинг это то, от чего сёрфингистов прёт. Тот же самый стрит рейсинг. Разбиваются гонщики? Разбиваются! Всё равно гоняют.

Лудомания это болезнь, не связанная со смертельным риском. Это так, мелочи, по сути то. От той же самой несчастной любви умирают людей больше. Стреляются, вешаются, режут вены, принимают таблетки. Или, наоборот, убивают. Из ревности, к примеру. Но, тем не менее, всё равно пишутся тома литературы, «это любовь что без денег сделает тебя богатым». А лудомания это так, ну вот просто обратили на неё внимание. Сделали её «проблемой современного мегаполиса».

Маниями становятся те виды деятельности, которые связаны с риском. Т.е. неважно что, важно чтобы щекотало нервы. Если не жизнь, то материальное благополучие. Всё идёт к этому. На кон ставятся машины, квартиры, благополучие семей. Всё ставится на кон. Ради чего? Ради того, чтобы был азарт. Ради того, чтобы положить на эмоциональный алтарь очередную порцию. Здесь идёт обмен. Человек получает эмоции, даже неважно позитивные или негативные, а отдаёт свои деньги.

Вырабатываем условный рефлекс по Павлову

У вас много знакомых людей, у которых есть по жизни такое увлечение, от которого их прёт, и которое утилизирует большую часть их свободного времени? В основном у большинства людей работа – семья, работа – семья. Даже семью люди заводят, во-первых, для того, чтобы было, куда девать деньги, во-вторых, свободное время. Всегда есть чем заняться. Самые страшные часы для обывателя это те 3-4 часа в воскресенье после обеда. Потому что выспался, поел, и остался наедине с собой. Интересов нет. Желаний тоже нет, т.к. они атрофированы. Друзей по большому счёту, таких вот увлечённых тоже нет. Ну, есть товарищи и собутыльники.

Почему люди подсаживаются на игру, на азарт? Опять таки – это просто! Это очень просто. Для того, чтобы например, заниматься тем же сёрфингом или стрит рейсингом, да просто кататься на велосипеде, для этого надо ну хотя бы просто научиться ездить на велосипеде или водить машину. Научиться разбираться. Научиться кататься на той же доске. Требуются вложения, интеллектуальные в том числе. Материальные самом собой, в лудоманию тоже материально надо вкладываться. А тут придётся посидеть, подумать, сменить обстановку, заняться чем-то другим. Всё равно деятельность будет.

А что даёт лудомания? Почему именно лудомания? Здесь достаточно простой ответ. Ты получаешь эмоции в чистом виде. Через другие виды деятельности, неважно какое это будет хобби, соблазняешь ли ты девок или катаешься на тачке, ты получаешь положительные эмоции опосредованно. Через какие-то стадии. Тебе нужно совершить 5-6 каких-то шагов до непосредственного получения эмоций. В случае со съёмом девушек для начала нужно грубо банально научиться знакомиться, научиться проводить свидание, уметь её развлечь, и только потом ты получишь свою порцию положительных эмоций. В случае катания на машине, нужно сначала научиться водить, потом её купить, и т.д.

А здесь ты получаешь положительные эмоции в чистом виде. Отсчитал деньги и тут же, буквально через несколько минут, ты начинаешь получать эмоции. Если проводить грубую аналогию с наркотиками, то можно сказать, что тот же самый пикап, тот же самый стрит рейсинг, дайвинг, сноубординг – это что называется такие «долгие наркотики». Да, они прут мощно. Во многих случаях даже помощнее чем лудомания, но должен пройти какой-то период, прежде чем начнёт переть. А здесь как кокс: нюхнул, раз, через несколько минут, тебя заштырило. Мало того, что лудомания высокоэффективный наркотик, так он ещё и скоростной. Т.е. непосредственно деньги-эмоции, деньги-эмоции, деньги-эмоции. Сразу. Получать эмоции легко. Гораздо легче, чем во всех остальных увлечениях.

Почему большинство людей не могут сами избавиться от лудомании?
Это такая же неразрешимая проблема, как для наркомана самому слезть с иглы.

Можно провести такую градацию.
На самом верху стоит работа. Творческая опять таки работа. Ты делаешь какую-то работу, получаешь какие-то результаты, её оценивают, ты получаешь за это деньги и покупаешь за эти деньги какие-то удовольствия. Цепочка самая длинная.
Короче цепочка. Это тот же самый пикап. Или те же самые экстремальные виды спорта.
Ещё короче цепочка. Наркомания, когда отдаёшь деньги, колешь себе дозу и тут же получаешь позитивные эмоции. Алкоголизм. Отдаёшь деньги, покупаешь, выпиваешь. Это такие вещи как та же самая лудомания или компьютерные игры, когда отдаёшь деньги и получаешь эмоции в чистом виде.

Наркотик действует непосредственно. Если тот же самый героин начинал бы действовать через неделю после того, как его вколол, героиновых наркоманов не было бы вообще! Почему? Потому что причина и эмоциональная подпитка слишком разнесены во времени.

Человек, это то же самое животное. Если пытаться дрессировать ту же собачку Павлова, подавая ей пищу включая лампочку, но, делая звонок, например через несколько часов (а не сначала дали пищу и зажглась лампочка), то у собачки не будет ассоциированной связи между звонком и подачей пищи. Для собачки звонок – подали пищу. В следующий раз звонок – тут же выделяется слюна.

Так и человек. Причина – эмоциональное подкрепление. Фишка наркотика именно в скорейшем, непосредственном получении эмоциональной подпитки.

Собака Павлова не может контролировать выделение желудочного сока, когда звонит звонок. Звонит звонок – желудочный сок выделяется. Всё! Так же и у человека. Он видит эту неоновую рекламу, всё, «желудочный сок» выделился. Человека повело.

Гипноз, таблетки, уколы и пиявки «официальной» медицины

Почему у официальной медицины не получается лечить лудоманию?

Ну, во-первых, здесь возникает такой момент. Что если всё-таки лудоманию излечить, то теряется клиент. Если рассматривать лудоманию в ряду той же самой наркомании и алкоголизма, то, как обычно лечат тот же самый алкоголизм? У пациента выясняется страх, причём не страх смерти, а какой-то такой страх, совершенно иррациональный, очень мощный. И под гипнозом производят кодирование. Т.е. ассоциируют процесс выпивания (даже просто взгляд на спиртное) с различными негативными картинками и ощущениями. Либо т.н. «рвотная терапия». Когда дают выпить алкоголь, а потом вызывают рвоту. Человек пьёт, потом его рвёт. Пьёт – рвёт. Несколько повторений такого рода сеансов и в течение какого-то времени, пол года, год, даже полтора года человек действительно при виде спиртного, ощущении запаха этого спиртного, у него возникает неукротимая рвота.

В принципе можно примерно так же лечить лудоманию. Видишь игровые автоматы, находишься в этой обстановке – на, выпей рвотного. Результат есть, но он всё равно не надёжный. Почему? Потому что как в случае с тем же алкоголизмом, вот эти вот кодировщики не устраняют первопричину. Они просто ставят блок. Т.е. причина выпивки – отсутствие интересов в жизни. Но не просто такого экзистенциального интереса, типа «хочу рыбок разводить». А отсутствие смысла жизни вообще как такового. Человек не видит вообще в принципе, зачем ему жить! Поскольку он не видит смысла не в жизни, не в семье, не в работе, то, что ему ещё остаётся делать? Либо колоться, либо пить, либо каким-то иным способом. Лудомания наименее разрушительно из всех этих способов. Для организма, имеется в виду.

Но, тем не менее, причина не устраняется. Так же как «вылечили» алкоголика, не устранили причину, а просто поставили блок. У человека нет смысла жить, он тянется за бутылкой. Между вот этой стрелкой «нет смысла жить – он тянется за бутылкой» поставили блок. Получилось «тянешься за бутылкой – плохие последствия». Но, поскольку первопричину не устранили, то организм найдёт какие-либо обходные способы, что через какое-то время кодировку всё равно, что называется «сорвёт». Т.е. «тянешься за бутылкой – начинаешь блевать», например. Или становится плохо. Вот эта связь, она со временем затирается. Потому что «мучения от отсутствия смысла жизни» со временем становятся более сильными, чем мучения от связи «тянешься за бутылкой – блюёшь». И скорее рано, чем поздно эта связь затирается, а прежняя восстанавливается.

В той же самой лудомании, «видишь игровые автоматы – начинаешь рвать». Подсознание оно хитрое, ну ладно, хорошо, значит, потянемся за бутылкой. От бутылки не рвёт, пока. Сходили, закодировались, ну ладно, найдём шприц.

Взамен одной пагубной страсти «деньги – эмоции» подсовывается другая пагубная страсть – «выпивка – эмоции», или «шприц – эмоции». Первопричина «отсутствие смысла жизни» – она не устраняется. Устраняются лишь вот эти вторичные связи. Или делаются искусственные ассоциативные связи. Вырабатывается условный рефлекс, «бутылка – рвота». Социализации человека не происходит.

Официальная психология может убрать лудоманию как таковую. Но человек найдёт выход где-нибудь в другом. Если человека излечить от пристрастия к автоматам, он пойдёт в казино. Если излечить от пристрастия к казино, он пойдёт к автоматам. Если излечить пристрастие и к казино, и к автоматам, т.е. поставить вот эти искусственные ассоциативные связи «от казино мы блюём», «от автоматов мы блюём», ну человек пойдёт на тотализатор. Бега, букмекерские конторы. Если и на букмекерские конторы поставить ему вот эту связь, то, что он и от них будет блевать – он найдёт что-то другое. Например, покер, преферанс в кругу друзей, но опять же за деньги. Это не казино! Обстановки нет. Обстановка совершенно другая. Поэтому блевать он не будет. Можно и на карты привить блевание, он блюёт при виде карт. Ну, пожалуйста, в домино на деньги. В шашки на деньги! В шахматы на деньги! От лудомании его избавили, но жить ему лучше не стало.

Пока причина не устранилась, человек не будет заниматься конструктивным времяпрепровождением. У него будет просто суррогат жизни. Т.е. эмоции всё равно нужны, их никто не отменял. Жизнь всё равно пресная, значит, он всё равно должен получать свою порцию эмоций. Неважно, какими способами. Не карты, так шахматы. Главное, чтобы был азарт.

Чтобы раз и навсегда избавится от лудомании, нужно найти то, что называется “интерес в жизни”. То русло, куда можно направлять свою энергию. Пока какой-нибудь Вася не поймёт для чего он живёт, и чем ему вообще по жизни заниматься, он будет сидеть неважно на чём. На картах или на домино, на рулетке. На бутылке. На игле. Или гоняться за юбками как вариант.

“Что делать, блин.… И кто, блин, виноват?!”

Почему нельзя просто излечить лудоманию? Потому что нет лудомании как таковой. Нет наркомании как таковой. Нет алкогольной зависимости как таковой. Есть просто мания. Патологическая привязанность на каком-то деле, которое приносит позитивные эмоции. Причём, для этого человека это легко и доступно. Для этого человека это легко и доступно. Для кого доступнее бухать (проще) – он будет бухать, он не будет играть. Для кого доступнее и проще сесть на иглу – сядет. Для кого проще и доступнее кататься на машинах – тот будет кататься на машинах. Для кого проще и доступнее поехать на Тенерифе и кататься на доске – тот поедет на Тенерифе и будет кататься на доске. А для кого проще и доступнее пойти в казино – тот пойдёт в казино.

Есть одна мания, одна зависимость, которая принимает разные формы. Если вылечить от одного, то переедет в другое. Задача сменить любую манию на другую, но на ту, которая без разрушительных побочных эффектов. Или на несколько других меньшей интенсивности.

Как формируются те же самые лудомании? Элементарно.

Ребёнок в детстве мастерит машинку, например. Приходит мама и говорит: «Что ты сученыш делаешь вообще, разбросал колёсики и шестерёнки! Зачем паскудник у папы инструменты забрал?». Приходит папа, даёт затрещину: «Ты зачем мои инструменты взял!». Всё. Ребёнок за машинку больше не возьмётся. Купили ему, скажем самолётик какой-нибудь. Он с ним поиграл и разобрал его. Пришла мама: «Ты что паскудник! Мы тебе игрушки покупаем, а ты их ломаешь!». Пришёл папа, хлоп затрещину: «Я зарабатывал на этот самолёт, а ты его разобрал!». Всё. Ребёнок больше игрушки разбирать не будет, и интересоваться, как они устроены тоже. Купили ему компьютер. Начал он в него резаться целыми днями. Пришла мама, хрясь по голове, не сиди за компьютером. Пришёл папа, хрясь туда же, не сиди за компьютером. А если он ещё и куда-то не туда ткнул, его к компьютеру вообще не подпустят.

Чем бы ребёнок ни занимался, любые его интересы отбиваются родителями на корню. Почему? Потому что для большинства родителей идеален тот ребёнок, который лежит 24 часа в сутки, не просит ни жрать, ни пить, ни спать. Им не надо заниматься. Ему не надо уделять внимания. Можно заниматься своими делами.

В большинстве своём детей заводят как игрушку. Идеален тот ребёнок, который можно выключать. Такой ребёнок с кнопкой. Нажал на кнопку, ребёнок лежит. Захотелось маме или папе посюсюкать с ребёнком, поучить жизни – нажал кнопку на животе, ребёнок включился. Общается, спрашивает, задаёт вопросы о том, как устроен мир. Надоело, раз нажал на ту же кнопку – ребёнок выключился. Всё прекрасно. Игрушки по полу не разбросаны. Беготни в доме нет. Шума нет. Гама нет.

Любая деятельность, которой занимается ребёнок, в большинстве своём родителями не приветствуется. А очень часто даже и бьёт по рукам. Естественно, что ребёнок вырастает без каких бы то ни было интересов. А если к тому же он ещё и не озабочен выживанием, ну т.е. родители из среднего класса, более или менее кормят-поят. От голода ребёнок не умирает. И начинается развлечение себя суррогатными способами.

Подойдите к людям на улице, и спросите, любят ли они такие искусственные ценности, такие как свою работу? Ответ большинства будет очевиден.

У подавляющего большинства людей не жизнь, а так, существование. Поэтому на фоне этого серого существования «пороки» расцветают бурным цветом. Какая-то часть тихо спивается. Какая-то часть тихо старчивается. Какая-то тихо сыгрывается. Результат один, причины одни и те же.

Если мы какому-нибудь Васе поменяем «шило на мыло», ему от этого легче не станет. Раньше Вася бухал, а сейчас играет. Раньше играл, сейчас торчит.

Задача терапевтов «социализировать» человека. Покопаться в его детстве. Вернуть ему утраченный интерес к жизни. Если, допустим, любил товарищ выпиливать лобзиком. И тут пришла мама и сказала: «Что ты Петенька дурака валяешь, там вон товарищ Аарон уже на бирже играет, а ты здесь лобзиком выпиливаешь!». Пришла Клава, жена Пети и сказала: «Ты что, сука, охренел, у тебя дети, а ты лобзиком выпиливаешь! Иди, работай!». И всё. У Пети всякий интерес накрылся медным тазом. Быт заедает. Петя ищет какой-то вариант развлечения. Когда у него появляются какие никакие свободные деньги, он идёт либо в бар, либо в казино, либо в игровой зал. И получает там свою порцию положительных эмоций. Причём даже не важно каких, положительных или отрицательных. Главное – эмоций. Потому что ни с Клавой, ни с Люсей, ни со своим ребёнком, ни на работе, ни с друзьями он этих эмоций не получает.

Социализировать – это значит вернуть человека к жизни. Вернуть ему интерес к жизни. Чтобы он занимался чем-то интересным и конструктивным. А для этого, как правило, бывает надо покопаться в детстве, выяснить, чем человеку нравилось заниматься, и раскручивать оттуда. Если, например, нравилось мастерить аквариумы – пусть мастерит аквариумы. Если нравилось лазить в компьютере – пусть лазит. Если нравилось играть на бирже – пусть играет на бирже. И т.д. Опять таки – свои цели! Истинные! А всё остальное подтянется само собой.

Представьте жизнь того же самого Пети, который в один прекрасный момент скажет: «Всё хватит! Мне вот в детстве нравилось играть в хоккей, вот всё! Кладу я на вас на всех болт и иду играть в хоккей!». Щас! Отпустят его в хоккей играть. А на 5-10 минут забежать в игровой салон после работы, это пожалуйста.

Среднестатистический человек не способен выбраться самостоятельно из этого болота. Потому что даже если у него будет очень сильное желание изменить свою жизнь и избавиться от зависимости, жена и родители вернут его в привычное русло. Т.е. с одной стороны жена будет пилить и орать, что муж играет. А с другой стороны, попытайся муж заменить эту пагубную привычку на более позитивную (та же самая игра в хоккей) – она просто покрутит пальцем у виска, и этого будет достаточно, чтобы он снова пошёл играть.

Здесь нужен человек, который будет жёстко держать того же самого Петю, пока новая поведенческая привычка не привьётся. Нужен “гид” в новую жизнь. Самостоятельно это сделать может мало кто.

Игровая зависимость – некоторые психоаналитические взгляды на проблему

Автономов Денис
Клинический психолог
Московская секция Кляйнианского
психоанализа.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Страсти – единственные ораторы
чьи доводы всегда убедительны.
Франсуа де Ларошфуко

При рассмотрении вопросов, касающихся игровой зависимости необходимо преодолеть то, что я называю «искушением бихевиоризмом». Этот соблазн особенно силен при поверхностном анализе некоторых частных случаев, когда фиксацию азартного поведения сами пациенты связывали с неожиданным первым крупным выигрышем. Или когда, например, пациент ходит в только один игровой клуб и проводит все свое время у одного конкретного игрового автомата или рулеточного стола, где когда-то выиграл или с которого начал свою игровую карьеру, совершенно игнорируя при этом другие. Фактический материал сновидений подобных пациентов также свидетельствует об интенции к определенной игре или месту. Такие игроки на сессии говорят о том, что специфическая мелодия, воспроизводимая определенным игровым автоматом или визуальный ряд возникающий дисплее их «гипнотизирует», лишает «силы воли», а стало быть и надежды. Часто непреодолимое желание сыграть возникает сразу после того, как пациент видит рекламу или оказывается на определенной дороге, которая ведет к игорному заведению.

Казалось, выше приведенные примеры подтверждают верность бихевеоральной формулы: Стимул → Реакция. Я полагаю, что не стоит торопиться с выводами. Определенно чем чаще человек, что-то делает, тем вероятнее он сделает это опять. Это действительно так. Однако соблазн «быть проще» может привести к игнорированию психической реальности, внутренних конфликтов и защит, реализующиеся в азартном поведении.
Игровая зависимость – это форма стереотипного зависимого поведения, обладающая тенденцией прогрессировать со временем.
В данной статье я попытаюсь разобраться и ответить на вопрос: Кто такой азартный игрок и чем он отличается от других людей?

Кратко я рассмотрю различные психоаналитические взгляды на данную проблему и их развитие в историческом плане.

Невозможность усилием воли отказаться от участия в азартных играх, несмотря на очевидные вредные последствия постепенно становиться все более частой причиной обращения за психотерапевтической помощью.
Складывается впечатление, что эпидемию алкоголизма и наркомании начала - середины 90-х годов прошлого века сменила волна игровой зависимости. Азартный игрок – это человек охваченный страстью, которая приводит его к постепенной социальной и профессиональной дезадаптации разрушая отношения со значимыми другими.
Общеизвестно, что количество людей, посещающих игорные заведения и становящихся одержимыми игрой, сильно различается. Что к слову является одним из главных аргументов представителей игрового бизнеса. Для большинства - проигрыш в игре становиться «фактором сдерживания», останавливающим игровую активность. Такие люди не нуждаются в помощи, да и не обращаются за ней, так как в состоянии переносить психическую боль потери и контролировать свои импульсы, не прибегая к чрезмерному отреагированию.

Но есть и другая категория лиц, о которых в основном и пойдет речь в этой статье. Именно для них проигрыш становится фактором все больше втягивающим их в игру.
В соответствии с критериями, приведенными в МКБ-10, диагноз: «Патологическая склонность к азартным играм» (F 63.0) может быть поставлен на основании следующих признаков:

А. Два или более эпизодов участия в азартных играх за минимум годичный период.
Б. Эти эпизоды не приносят выгоды индивидууму, но продолжаются несмотря на вызываемый ими личностный дистресс или ущерб для личностного функционирования в повседневной жизни.
В. Индивидуум списывает трудно контролируемое сильное влечение к азартной игре и сообщает, что он не в силах прекратить участие в азартных играх усилием воли.
Г. Индивидуум мысленно озабочен актом азартной игры и обстоятельствами с ней связанными.

Для подобных пациентов посещение игровых заведений и участие в азартных играх является нечто большим, чем приятное времяпровождение. Складывается впечатление, такие игроки не просто оплачивают свое развлечение, что абсолютно нормально, а инвестируют свои капиталы. Причем, вкладывая гораздо больше, чем могут себе реально позволить. Казино - это развлекательное заведение для всех, но не для азартных игроков - они ходит туда как на работу. Такие пациенты ставят свое участие в игровой активности превыше любых своих увлечений и занятий. Игра постепенно занимает все больше времени, а социальная активность сводиться к лихорадочному добыванию денег, чтобы продолжить участвовать в играх.

Важно: игровой бизнес существует и развивается благодаря проигрышу азартных игроков. Проигрыш играющего – и есть доход заведения. Если бы это было не так, то игровой бизнес прекратил бы свое существование.

Но азартный игрок ведет себя так, как будто считает, что игорное заведение существует для его личного обогащения и решения его финансовых проблем.

Как сказал мне на первичной консультации один азартный игрок с десятилетним стажем: «Только по прошествии сколького времени я начал понимать, что казино это не самое подходящее место, где я за день могу выиграть больше, чем заработать за год. Казино - это самый грабительский из всех существующих банков. Выигрыш в казино это просто получение кредита на очень короткий срок и под огромные проценты, который неизбежно приходиться отдавать».

Игроков можно условно распределить по четырем когортам:

Рассмотрим же их подробно.

Азартный игрок – это человек, чей проигрыш неумолимо прогрессирует. Но это не только не останавливает его, но более того заставляет играть с удвоенной силой.

Азартный игрок – это человек, радикально переоценивший значение денег. Если быть кратким, то это звучит так - для азартного игрока денег больше не существует. Они обесценены, превращены в ничто, низведены до простых цифр. Отныне, для игрока существуют только «фишки» в казино. Деньги являются средством, чтобы продолжать игру. Процессы «идеализации – обесценивания» маниакальные, по сути, всегда идут рука об руку. Азартная игра становится главной ценностью в его жизни.

Поведение азартного игрока – неразрешимая загадка для окружающих его людей, особенно, для близких и родных. Очень важно понять, как игрок сам себе объясняет то, что он делает; что говорит себе, до того как вступил в игру, что во время, и что после.

Таким образом, при любых вариантах развития событий азартный игрок планирует вернуться к игре, не зависимо от того выиграл он или проиграл.

Любая азартная игра построена на принципе неопределенности. Её результат не возможно спрогнозировать заранее. Какие либо особые личностные качества или игровой опыт не имеют большого значения. Для игрока неопределенность психологически не выносима, ибо связана с признанием факта ограниченности своих способностей и зависимости от случая. Азартный игрок – это человек, совершивший головокружительный пирует от слабости и незначительности к силе и всемогуществу. Он верит, что может магическим путем, контролировать не контролируемое. И этот кульбит игрок совершил исключительно в своей голове, в фантазии. Причина игровой зависимости лежит в психологической структуре индивидуума.

Психоаналитики изначально не уделяли достаточно внимания игровой зависимости. Зигмунд Фрейд в своей работе «Достоевский и отцеубийство»: на основании анализа литературного наследия и автобиографических заметок выводит психодинамические гипотезы, объясняющие причины азартной страсти.

З. Фрейд показывает связь между отцеубийством в романе «Братья Карамазовы» и трагической судьбой его реального отца. Он видит в Ф. М. Достоевском человека, перенесшим тяжелую инфантильную психическую травму, которая нашла свое выражение в таких невротических симптомах, как эпилептические приступы и азартная игра в рулетку. Эдипальный конфликт проходит между желанием устранить отца как соперника в борьбе за безраздельное обладание матерью и любовью к отцу, который вызывает восхищение. Отец - это тот, кто накладывает вето на желания; тот, кто говорит «Нет». Перед лицом страха быть наказанным и потерять мужественность, одним из способов разрешения этого конфликта может стать тенденция поставить себя на место матери, чтобы стать любимым отцом. Но это порождает еще один конфликт - опасность, переживаемая как внешняя угроза, исходящая от отца, становится как бы исходящей от своего «Я». Ребенок из-за страха перед наказанием отказывается от своих желаний, а отождествление с отцом приводит организации внутренней инстанции, которая противостоит «Я», а именно Супер-Эго. Эта структура является наследием и внутренним представителем отцовской фигуры. Супер-Эго перенимает те качества, которыми обладал отец и становиться садистическим, суровым и запрещающим по отношению к «Я». З. Фрейд пишет: «В нашем «Я» возникает довольно большая потребность в наказании, и «Я» частично отдает себя в распоряжение судьбы, а частично находит удовлетворение в жестоком обращении «Сверх - Я» с ним… .Да и судьба целиком - это лишь дальнейшая проекция отца».

Обремененность чувством вины и потребность в наказании у невротиков находит себе конкретное воплощение и замену в долгах. У Ф.М. Достоевского была игровая страсть, безудержная игра ради игры, он не мог успокоиться и остановиться пока не проигрывал все.

«Если своими проигрышами он в очередной раз доводил семью до нищенского положения, то это позволяло ему испытать еще одно патологическое удовлетворение». Игра стала для Достоевского средством самонаказания. После проигрыша он раскаивался, унижал себя и вновь шел играть.

«Когда его чувство вины удовлетворялось карой, к которой он приговаривал себя сам, тут же преодолевались трудности в работе, и он мог позволить себе сделать несколько новых шагов на пути к успеху».

В этой же работе З. Фрейд обращает свое внимание на небольшой рассказ Стефана Цвейга «Двадцать четыре часа из жизни женщины». В нем рано овдовевшая женщина, мать двух сыновей, оказывается в одном казино, где ее внимание привлекают руки одного юноши игрока, который проигрывает все и уходит из игорного дома с намерением покончить жизнь самоубийством. Она следует за ним, соблазняет его, дает ему деньги, берет с него слово не играть и уехать из города. На следующий день они расстаются. Затем, вернувшись в казино, она обнаруживает там этого молодого человека как не в чём небывало продолжающего играть. Она с возмущением напоминает ему о данной ей клятве. Он же в ответ с ненавистью швыряет ей деньги, выговаривая за то, что она сорвала ему игру. Расстроенная она уезжает из города, в последствии узнав, что юноша все же покончил собой.

З. Фрейд обращает внимание на то, что молодой человек «губит себя собственными руками» и дает следующую интерпретацию: «Грех» онанизма замещается пороком страсти к игре … Непреодолимость этого соблазна искреннее и никогда не сдерживаемые клятвы никогда больше не делать этого, дурманящие голову наслаждение и мучащая нас совесть, которая нашептывает, что мы будто бы губим себя сами (самоубийство), - все это при замене онанизма игрой остается неизменным».

Таким образом, основатель психоанализа, обратил внимание на последовательно сменяющие друг друга фазы: игра – покаяние – игровой срыв. Покаяние – это технический прием, «перезагрузка совести» подготавливающая почву для очередного срыва.




Читайте:


Изучение аддиктивного поведения:

News image

СНОТВОРНЫЕ

Группа седативных (успокаивающих) и снотворных веществ, встречающихся в виде официальных препаратов, обычно таблеток (...

News image

О наркомании

Наркомания — зависимость человека от веществ влияющих на его психику. Наркомании известны давно. Определенную роль в р...

News image

Что такое игромания?

Игромания, лудомания (от латинского ludus — игра), игровая зависимость или патологический гэмблинг — психическое расст...

Опасные зависимости



Лечение хронического алкоголизма

Лечение хронического алкоголизма

Хронический алкоголизм – заболевание характеризующееся патологическим пристрастием к употреблению сп...

Читайте:


Британским курильщикам осталось недолго

Британским курильщикам осталось недолго

В Великобритании всерьез взялись за курильщиков – как и во многих других странах, например, России и...

Читайте:


ПРЕПАРАТЫ КОНОПЛИ

ПРЕПАРАТЫ КОНОПЛИ

Конопля произрастает в регионах с умеренно теплым климатом. Чем южнее выращено растение, тем больший...

Читайте: