Ловушка для одинокого игромана

Лудомания - Зависимость

ловушка для одинокого игромана

Москву, как и многие другие города СНГ, буквально заполонили игровые автоматы. Множатся истории о тех, кто оставил в игральных салонах все свое состояние, но прекратить игру уже не может. Все чаще рассказывают о подобных трагедиях, случившихся с пожилыми людьми. Но заключается парадокс в том, что автоматы были и раньше. В большом количестве они появились еще во времена перестройки. Но такого, чтобы взрослые мужчины и женщины вдруг массово ринулись в них играть, не было и в помине! О наркотической зависимости взрослых людей от игровых автоматов тогда тоже не было слышно. Об этом заговорили лишь пару лет назад. В чем причины внезапно вспыхнувшей эпидемии «игромании»? Серьезные исследования на эту тему проводятся в Москве, в Душепопечительском центре Иоанна Кронштадтского. Об их результатах психолог Изяслав АДЛИВАНКИН рассказал постоянному автору газеты «НВ», писательнице Татьяне Шишовой.

- Изяслав Александрович, что же все-таки заставляет людей впадать в рабскую зависимость от примитивной игрушки, которую прежде они аккуратно обходили стороной?

- Дело в том, что до недавнего времени глубинные механизмы человеческой личности еще не были столь скрупулезно изучены; сам человек не был столь катастрофически открыт; а техногенная «эволюция» еще не достигла такого уровня, чтобы столь плачевно свести лоб в лоб создателя и потребителя в одном лице.

Зависимость от различных видов игр получила название «лудомании» (от латинского слова «lud» – «игра»). Ее можно подразделить на разные виды: зависимость от игровых автоматов, от игральных компьютерных систем и, наконец, зависимость от игры в казино.

- Давайте начнем с компьютерных игр.

- Очевидно, что компьютерные игры являются способом техногенного влияния на человеческую психику. Но все-таки природа взаимоотношений человека с «домашним» компьютером существенным образом отличается от его взаимоотношений с игровыми автоматами. Во-первых, у компьютерной зависимости есть определенный возрастной ценз. В основном это подростки и молодые люди лет до 18 - 20. Во-вторых, тут очень многое зависит от воспитания, занятости ребенка, от того, как организован его досуг. Большую роль подчас играют родители, которые сами толкают ребенка на пагубный путь, не в меру «компьютеризируя» его домашнее пространство. Конечно, особую роль играет тот факт, что большинство компьютерных игр построено на имитации насилия со стороны игрока. Современные игры полностью имитируют человеческое тело, кровь - в общем, все, что сопутствует боевым сценариям. А ведь игрок не просто на это смотрит – он управляет насилием.

Однажды я специально пришел в компьютерный салон, чтобы понаблюдать за ребятами. Признаюсь честно, я выдержал там минут пятнадцать и вынес четкое впечатление, что подростку с еще незрелой личностью достаточно часа тесного контакта с подобной виртуальной реальностью, чтобы у него изменилось сознание и принципы взаимодействия с реальным, окружающим его миром.

- Давайте теперь поговорим о казино.

- Это не просто вид развлечения, а особый стиль жизни, привилегия современных «аристократов». Я, например, знаю человека, который проиграл в казино все свое состояние. Миллионы! Сегодня он живет на ренту от казино. Он там бесплатно завтракает, обедает, ужинает, ему оплачивают квартиру и он, конечно же, играет. Но часть выигрыша возвращает казино. То есть он теперь раб. И таких людей немало. Они порой обращаются к нам за помощью, так что мы знаем эту проблему достаточно хорошо. Но поскольку казино - явление элитарное, оно не представляет такой угрозы для подавляющего большинства населения, как компьютерные игры или игровые автоматы.

- Чем так опасны игровые автоматы?

- Несколько лет назад мы с удивлением обнаружили, что самую страшную опасность представляют именно примитивные игровые автоматы, которые расплодились сейчас по всей России, как грибы после дождя. Cтолкнувшись с этой проблемой, мы даже не поверили, что такое возможно. Но когда с одними и теми же симптомами стали приходить сначала десятки, а потом и сотни людей, нам открылись истинные масштабы надвигающейся опасности. Оказалось, что именно эта форма игры - самая страшная. Именно здесь быстрее всего захватывается личность. Причем этот захват - подчас, не побоюсь этого слова, фатальный. Сразу скажу: мы не видим выхода с точки зрения психологии или психиатрии из такого рода зависимости – зависимости от обыкновенного игрального автомата, которых сейчас тысячи на наших улицах.

Исследуя эту проблему, мы столкнулись с рядом необычных явлений и сегодня стараемся их осмыслить. Например, многие люди, которые обратились к нам с просьбой избавить их от лудомании, изначально не были явно подвержены какого-либо рода пагубным страстям. Но, побывав однажды в игровом салоне и сыграв несколько партий, становились зависимыми. Причем они совершенно не понимают, как это могло случиться. Ведь многие из них были не только не расположены к игре, но и наоборот – испытывали определенную неприязнь к игровому автомату.

- Почему же такое происходит?

- В этом и состоит загадка. Одними лишь страстями, которые обычно сопровождают любую азартную игру, мы не можем объяснить наблюдаемый нами феномен. Значит, существуют какие-то иные механизмы захвата человеческой психики. И действительно, анализируя принципы взаимоотношения людей с игровыми системами, мы поняли, что они скрупулезно продуманы с точки зрения психологии и психофизиологии. Современный игральный автомат, при всей своей кажущейся примитивности, является квинтэссенцией целой науки. Науки, задача которой – искусственное формирование патологической зависимости игрока от автоматов, и которая базируется на самых передовых исследованиях психосоматики и психологии.

Мы рассматривали эту проблему под разными углами, и в целом нашли ключ к ее решению. Сейчас мы вместе с руководителем нашего Центра, доктором медицинских наук, иеромонахом Анатолием (Берестовым), работаем над концепцией, подробно описывающей механизмы формирования зависимости от игровых автоматов. Параллельно идет труд и в направлении создания реабилитационных методик, возможных в рамках православного отношения к проблеме.

- В чем же заключается секрет притягательности «одноруких бандитов»?

- Несмотря на весь техногенный «модернизм», технология столь быстрого порабощения личности может быть полностью объяснена в рамках классических постулатов физиологии, точнее – нейрофизиологии. И в первую очередь учения академика Павлова о рефлексах и учения русского физиолога Ухтомского о доминанте.

В случае с игральными автоматами речь идет о формировании целого ряда устойчивых рефлексов на уровне первой сигнальной системы (по Павлову) - так называемой рефлекторной дуги. Технологию этого процесса можно полностью объяснить в рамках учения Ухтомского о доминанте. Конечно, в современном осмыслении, особенно с учетом новейших исследований, изучающих так называемую пластичность мозга – возможность органического изменения его физиологии под влиянием различных факторов жизнедеятельности.

Научная медицина использует это учение для объяснения протекающих в человеческом организме процессов ради избавления его от болезней, но если применять то же самое в целях искусственного формирования самого заболевания, открываются уникальные перспективы для «злоумышленников от науки». Именно так все и происходит.

Давайте представим себе ситуацию игры. Садится человек перед автоматом, бросает деньги – зажигается лампочка. Он внимательно смотрит на крутящиеся барабаны, нажимает соответствующие кнопки. Каждый выигрыш сопровождается характерным звуком и цветовыми всполохами. Потом высыпаются деньги. Это опять же сопровождается целой цветомузыкой.

Вы понимаете, о чем я говорю? Условный рефлекс у собак в исследованиях академика Павлова вырабатывался в среднем всего за 12 опытов. А здесь не собака, а человек. Причем в состоянии аффекта, совершенно открытый, обуреваемый страстями. За одну ночь он повторяет одну и ту же операцию тысячи раз! И все это в музыкальной атмосфере, при невероятном количестве миганий, морганий, звуковых эффектов.

Денежки бросил – зажглась лампочка. Кнопочку нажал – закрутились барабаны. Получил выигрыш – зазвенели монетки. При многократном повторении подобных действий неизбежно вырабатывается ряд подсознательно реализующихся рефлексов. Кроме того, на игрока воздействуют другие факторы. Каждый предмет в игровом салоне, как и вся его атмосфера, самым точным образом продуманы именно с рассматриваемой нами точки зрения.

Подобный процесс можно сравнить только с лабораторией, где изучаются раздражители, оказывающие влияние на механизмы нервно-психической деятельности человека. Последствия подобного рода экспериментов над человеческой личностью малоизучены, но медикам, специализирующимся на профессиональных заболеваниях, хорошо известно, что у людей, монотонно выполняющих одну и ту же операцию, к примеру, на конвейере, возникает ряд функциональных нервно-психических расстройств. Одно из проявлений такого рода патологии: больной маниакально стремится к повторению этой операции, в его сознании постоянно прокручиваются одни и те же действия. Уже это позволяет сделать целый ряд выводов.

Кроме того, не стоит забывать, что человек, обуреваемый страстями и не противящийся им, уподобляется животному, а первая сигнальная система, на которой базируется формирование условных рефлексов, как раз является общей для людей и для животного мира. В то же время вторая сигнальная система, которая предполагает логические действия, могла бы воспрепятствовать формированию условных рефлексов, но в данном случае она подавляется спиртными напитками, а главное – необузданной страстью. В игровых салонах обязательно продается спиртное – это тщательно продуманная, комплексная система, направленная на то, чтобы сформировать у человека, попавшего в салон, болезненное, неуправляемое состояние, приводящее к зависимости. Даже в рекламе, находящейся вне салонов, заложены специальные «ключи», на которые срабатывают введенные в подсознание во время игры факторы. Мельком брошенный взгляд на рекламу, вызывает у лудомана целый ряд рефлексов – глубоких, лежащих вне контроля сознания.

К сказанному нужно добавить еще одну активно используемую сегодня область психотехнологий техногенного рода под названием «суггестокибернетика». Первоначально это была вотчина военных исследований, но теперь очень многое из этого плавно перетекло в обыденную жизнь. Суггестокибернетика, к примеру, «официально» использует пресловутый «25-й кадр» при обучении скорочтению или иностранным языкам. Но в случае с играми весь ее потенциал направлен на формирование механизмов психической зависимости. И, конечно же, нельзя не принимать во внимание методы, базирующиеся на постулатах НЛП – нейролингвистического программирования.

Все вместе и дает те «уникальные» результаты, позволяющие заранее программировать даже полученную прибыль от патологических игроков, точнее – искусственно созданных рабов машин.

Игровые автоматы существовали давно, «однорукие бандиты» появились лет тридцать назад, но формы зависимости, существовавшие у игроков тогда и теперь, существенно различны. И это различие появилось, когда в механических аппаратах стали использоваться компьютерные технологии. Современные игровые автоматы по сути представляют собой суперсовременные компьютеры, где учтены все возможные факторы психофизиологии человека. Специалисты, изучающие эту проблему, пишут о возможности формирования при общении с компьютером целого ряда психических механизмов, искусственного вызывания тех или иных эмоций, активизации или, наоборот, замедления различных психических процессов.

- Что позволило ученым сделать столь серьезные выводы?

- Совершенно конкретная практика работы с лудоманами с соответствующей статистикой. Иначе трудно объяснить некоторые вещи. Слагаемые и проявления игровой зависимости оказались чрезвычайно многогранны. Скажем, многие наши пациенты рассказывают одно и то же: «Иду по дороге, ни о каких автоматах не думаю, никакой тяги к ним нет. Но внезапно разворачиваюсь и иду играть. Сам не понимаю, как это со мной происходит».

Подобное я выслушиваю подчас несколько раз на день. Помню, один человек, пристрастившийся к автоматам, твердо решил порвать с этой страстью. Целый год регулярно ходил в храм, исповедовался, причащался. Казалось, исцелился. А потом ему нужно было отдать большой долг. Родные собрали деньги, вручили ему, он пошел отдавать и… очнулся в салоне, когда выкладывал последние рубли. Это была огромная сумма.

- Существуют ли различия в формировании зависимости у алкоголиков, наркоманов и игроманов?

- Мне приходится иногда дискутировать с коллегами, даже специалистами в этой области, которые, еще не сталкиваясь на практике с игроками, доказывали, что нет и не может быть никакой разницы между зависимостями алкогольной, наркотической и игровой. Но сам факт того, что лудоманы практически не поддаются лечению, уже о многом говорит. Да, часть картины зависимости действительно идентична с общей клиникой, хорошо известной специалистам, но давайте рассмотрим хотя бы одну небольшую модель этих различий. Именно с учетом техногенного характера общения «человек – машина».

У алкоголиков и наркоманов физиологические факторы, сопровождающие психическую зависимость, формируются и протекают в некоторой «гармонии» по сравнению с игроками. Яды отравляют организм в целом, а он им вполне «гармонично» и целостно сопротивляется. В случае с игроками аномально быстрая перестройка жизненно важных отделов высшей нервной системы, происходящая под непосредственным влиянием особого рода причин техногенного характера, как бы отделяется от общих процессов в организме, что представляет наибольшую опасность. Речь идет о неадекватной перестройке деятельности небольшой группы клеток некоторых отделов головного мозга. Некой «иголке в стоге сена», но с ядом на конце. Наиболее оптимальная аналогия здесь будет при сравнении с процессами развития ракового образования.

Поясню. Мы имеем дело с непосредственной стимуляцией определенных участков мозга раздражителем, идентичным слабому электрическому разряду, как в прозаическом эксперименте, которые ставили уже упомянутые великие физиологи. Многочасовое отслеживание вращающегося барабана является тем раздражителем, который стимулирует к особой деятельности группу клеток – нейронов – головного мозга, единственной задачей которых и становится отслеживание вращения барабана.

Чтобы лучше понять, рассмотрим самую примитивную модель. Представьте себе, что перед вами обыкновенный кубик, у которого две противоположные стороны представляют собой плоскости разного яркого цвета. Именно они, в соответствующей последовательности сменяя друг друга, крутятся перед вашими глазами в определенном темпе. К примеру: красный – белый, красный - белый… И так час, два… При том, что для вас это жизненно важно, а следовательно, в таком «наблюдении» задействована вся высшая нервная деятельность вашего организма.

Можно точно сказать, что произойдет в определенной части вашего организма на физиологическом уровне. Часть мозга, участвующая в этом процессе, образует своего рода «новый орган», пусть даже в виде нескольких клеток, вся задача которого будет заключаться именно во взаимодействии с данным кубиком. При этом орган - агрессивный, который будет, как минимум, энергетически подавлять соседние отделы мозга.

Говоря более приближенным к медицине языком, образуются устойчивые связи группы нейронов определенного отдела мозга. И эта коалиция клеток становится «коллаборационистом», представителем самой игровой системы в человеке, то есть своего рода «продолжением» игрального автомата. Такого рода гипотеза совершенно не противоречит самым традиционным научным представлениям о процессах нервной деятельности, а через призму вышеупомянутых современных исследований в области «пластичности мозга», ее можно принять почти за аксиому.

Итак, мало того, что это специфическое новообразование в недрах мозга само по себе является опасной аномалией, но на нем еще замыкается целый ряд сопровождающих игру рефлексов. Сюда же втянута и деятельность целого ряда систем организма: зрение, слух, движения тела, эмоции.

Можно с уверенностью утверждать: игровые автоматы даже страшнее наркотиков. И именно означенные скоротечные «нейрофакторы» играют здесь особую роль. То есть мы имеем дело с общей, классической картиной формирования зависимости «извне», базирующейся на ряде поведенческих мотиваций и ключом - раздражителем «изнутри», непосредственно стимулирующем группу клеток мозга и на ней все «замыкающем». Понятно, что это «извне» и «изнутри» очень относительны. Здесь можно вспомнить эксперимент, когда крыса, у которой искусственно стимулировали так называемый «центр удовольствия» в головном мозге, в итоге уже самостоятельно нажимала на рычажок, замыкающий контакты вживленных электродов, получая удовольствие, пока не доводила себя до смертельного исхода. Также нужно помнить о том, что по данным некоторых исследований, при удалении пресловутого «центра удовольствий» его функцию берут на себя соседние отделы мозга. В нашем случае можно сказать, что весь описанный процесс – это метод искусственной организации нового «центра удовольствий».




Читайте:


Изучение аддиктивного поведения:

News image

Как пить не пьянея?

Практически ни одно из официальных или неофициальных мероприятий не обходится без алкогольных напитков. Каждое застоль...

News image

Типология патологических игроков

Современные психологические модели рассматривают патологический гемблинг как: 1) аддиктивное расстройство; 2) нерешённ...

News image

Курение, как социальная проблема в обществе

Курение является социальной проблемой общества, как для его курящей, так и для некурящей части. Для первой проблемой я...

Опасные зависимости



От чего зависит опьянение

От чего зависит опьянение

Почему мы все пьянеем по-разному? Почему одного валит наповал бутылка водки, а другую – всего бокал ...

Читайте: